Никто не умирает…

Никто не умирает насовсем

Джонни и Пэт

02119— Джонни, — сказала Патрисия.

Джонни в это время увлеченно делал «коктейль» из молока, яростно дуя через трубочку в свой стакан. Пухлая детская мордашка уже до самых волос была мокрой. Он поднял глаза на сестру – но нет, она на него даже и не смотрит.

— Джонни, ты сегодня иди спать сам, не жди никого.

— Почему это? А ма-Ви? – удивился мальчик.

— Мама и папа придут поздно. Они пошли попрощаться со старым Бэксомом.

— А чего это? Он куда-то уезжает? – недоумевал Джонни, — Он мне ничего не говорил.

— Чего-чего! – передразнила сестра, — Умер старик Бэксом. Они пошли попрощаться.

Пэт явно волновалась. Джонни не совсем понимал, в чем тут дело.

—  Куда он умер? – Джонни забыл даже про свой стакан, эта загадка была явно интереснее.

— Ладно, иди-ка ты спать, пусть папа тебе сам все объясняет, — устало вздохнула взрослая Пэт. В свои 12 лет она уже успела познать тайны жизни и смерти. Что четырехлетнему мальчику, конечно, еще предстояло узнать.

Джонни быстро-быстро болтал ногами под столом, но никак не мог «добежать» до понимания вопроса. Наконец, он принял решение и успокоился.

— Ладно, сейчас я спать. А завтра сам спрошу Бэксома, куда он там умер и почему надо с ним прощаться.

— Ай, или уже, — махнула рукой мудрая сестра. Маленький еще, что с него взять? Подрастет еще, поймет.

Утро

Джонни проснулся рано утром, сам, никто не пришел его будить. Он вспомнил вчерашнюю загадку и, спешно засунув ноги в тапочки, кинулся искать взрослых.

— Ма-Ви! Папа! Пэт!

В столовой никого не было, но Джон точно знал, что кто-то дома. Сверху он услышал голос мамы.

— Патрисия, идем уже, поможешь мне с Джоном.

Джонни радостно подпрыгнул – люди! Наконец-то можно что-то разузнать!

Пока мама помогала ему одеваться, он все пытался прояснить так занимающий его вопрос.

— Ма-Ви, что старина Бэксом, куда он… это… уехал?

— Малыш, пойдем сходим, ты все узнаешь, все в порядке, не волнуйся…

Мама бормотала как-то странно, и Джон не мог понять, расстроена она, или чего-то боится? Загадка стала занимать его еще сильнее.

Он решил, что узнает все сам – спросит старого Бэксома, уж он-то точно знает, куда он…это…умер.

Старик Бэксом

035719418Когда они все втроем пришли в домик к старику Бэксому, Джонни удивился, сколько во дворе и в доме народу. Все взрослые толпились во дворе и в гостиной, и негромко разговаривали. Все они были одеты странно, Джон сначала не понял, что здесь такого необычного, а потом увидел – и на мужчинах, и на женщинах была одежда черного цвета, только иногда встречались пятна других цветов, хотя тоже не яркие.

«Фух, чего это они такие…невеселые?» — подумал мальчик.

Мама, кстати, тоже надела очень-темно-серое платье, удивился Джонни. Да и на нем самом костюмчик, который он никогда не любил – такой синий, что почти черный.

— Ма-Ви! – воскликнул малыш, — Что все такие черные?

— Тихо, Джон, веди себя прилично. Ведь все горюют.

— Горюют? А зачем?

— Потому что старик Бэксом умер, дубина! – воскликнула старшая сестра.
Джон так ничего и не понял. В раздумье он решил прогуляться, и пошел во дворик. Там, на старом кресле-качалке, сидел старик Бэксом и разговаривал со своей любимицей, серой кошкой.

— О, привет, старик Бэксом! – воскликнул радостно Джон, — Ты знаешь, что все тут делают? Почему они все грустные? Почему они все говорят, что ты куда-то умер?

— Привет, малыш! Я и правда ведь умер. А здесь задержался, просто чтобы попрощаться с тобой.

3Старый Бэксом сидел в своей качалке, и кошка терлась у его ног. Но качалка не двигалась, и если бы мы увидел то, что видел сейчас маленький Джонни, мы бы заметили, что бока кошки не сминают брюки старика, и ветерок не шевелит его растрепанные седые волосы. И почему-то другие взрослые не обращают внимания на дедушку, и никто не говорит с ним. Как-то все странно, решил Джон.

Малыш, любознательный, как все малыши, решил все-таки выяснить все это дело до понятного.

— Я не понял. Почему ты прощаться хочешь? Оставайся, будем играть, как раньше! – попросил он своего друга.

— Я не могу, малыш. Пришло мне время уйти.

— Но куда ты уходишь?

— Я думаю, что не пойду далеко. Я останусь рядом с тобой, но меня будут звать по-другому, и я буду выглядеть иначе.

Джонни опять ничего не понял. Почему это он говорит с дедом, и почему другие не хотят? Почему он должен уходить? Как это — у него будет другое имя?

Тогда старый Бэксом сказал ему пойти и посмотреть в зале. Он сказал, что там стоит большой ящик, и в нем лежит его старое тело.

iДжонни побежал в зал, проверить. И правда, там, в большом ящике лежало… что-то похожее на дедушку, но это был не он. Джонни показалось, что там лежал такой… манекен, каких он видел, когда ходил с мамой в большой магазин. Там он сразу понял, что эти как будто люди в красивых костюмах – не люди вовсе, а такие вещи, как стул, например. Потому что они были не живые, не настоящие.

И вот сейчас тут в ящике лежал такой же манекен, похожий на деда Бэксома. Но – у него не было его хитрых глаз, его веселой улыбки…

Взрослые вокруг Джонни забеспокоились, и какая-то тетя спросила:

— Малыш, ты как? Тебе страшно?

— Почему страшно? Нет, — ответил Джонни. Я только посмотрел. Старик Бэксом сказал, что тут его старое тело.

— Ой-ой-ой, — зашептались вокруг, — Мальчик не может принять смерти своего друга! Это слишком тяжело для малыша!
Джонни решил пойти подальше от этого шума. «И чего мне должно быть страшно. Пойду-ка я погуляю. С дедом поговорю».

Старик все так же сидел в своем кресле. И кошка все так же терлась у его ног.

— Ну что, видел?

— Ага. И что это было?

— Говорю же тебе, это – мое старое тело. Оно уже стало плохое, все болит, бегать не могу, читать не могу, играть тяжело. Вот и оставил его.

— И что дальше, деда Бэксом? – спросил его Джонни.

— А вот дальше у меня к тебе дело, — хитро подмигнул ему старик.metodo-billings-01

И старый Бэксом рассказал Джону, что он собирается взять новое тело у тети Лисбет, которая ходила уже с большим животом. Оказывается, внутри тети сидит маленькое тело, которое скоро выйдет на свет. И тогда его могут взять себе те, у кого старое тело больше не работает.

Еще Джонни узнал, что взрослые не могут видеть и говорить с Бэксмом, пока у него нет нормального тела. Они думают, что Бэксом – это его тело, и что раз тело лежит в ящике, то старика Бэксома больше нет. Вот это они и называют – «умер».

— Но ты же есть, и я с тобой говорю? – удивился мальчик.

— Ну да. Потому что ты малыш, и ты еще не веришь всему, что тебе говорили.

У меня к тебе есть дело. Когда я уйду сейчас, я смогу снова играть и говорить с тобой после, когда я возьму себе то тело, что у тети в животике. Но сначала я не смогу говорить, потому что маленькие люди не разговаривают сразу, только плачут.

— Почему?

— Ну, так вот устроено все. Потом я могу и не вспомнить, что был стариком Бэксомом. Меня назовут по-другому. И будут думать, что я только что появился на свет и ничего не помню и не умею.

— И я так же? – вдруг спросил маленький Джон, — И я так был? Другое тело, в другом месте?

— Да, малыш. Возможно даже, мы были с тобой друзьями и раньше. Ты помогай мне, когда я буду маленьким. Играй со мной, разговаривай. А когда я стану побольше, расскажи мне эту историю тоже. Если я забуду об этом, я хочу, чтобы ты мне напомнил. Я не хочу быть как все эти люди, которые не помнят ничего и думают, что человека больше нет, когда умирает его тело.

Мама Джонни и Пэт, Вирджиния

Миссис Вирджиния, мама Джонни и Патрисии, заметила странное поведение своего маленького сына. Она видела, как он весь вечер прощания крутился возле старого пустого кресла-качалки покойного Бэксома, рядом с серой кошкой старика. И что он там делал?

Потом, когда прощание закончилось, и они все пошли домой, Джонни удивил ее своим вопросом.

— Ма-Ви, а я тоже пришел из твоего животика? Мое тело сидело там, внутри? А я где был в это время?

Она попыталась было объяснить ему, что его не было, пока он не родился. Но Джон лишь посмотрел на нее и ответил, что он-то точно знает, что он — был, и будет. Как старый Бэксом – есть, и скоро придет к нам опять.

— Ну и странные фантазии бывают у этих детей, не так ли, миссис Кинвуд?

Новый малыш

Джонни пристально следил за соседкой, миссис Лизбет. Та тяжело поднялась на крыльцо своего дома. И началась какая-то суета.

— Пэт, Пэт! – заорал Джонни, — Иди скорей, смотри! Наверное, скоро придет мой друг! Скорей-скорей-скорей иди!

— Фух, Джонни, напугал ты меня, — старшая сестра прибежала из своей комнаты, — Что тут у тебя случилось? Какой еще друг?

— Тетя Лиз! У нее скоро вылезет из живота новый мальчик!

— Дурачок ты. Она родит ребенка, так надо говорить.

— Ну и ладно, — Джон, уже умудренный опытом своих почти пяти лет общения с взрослыми, знал, что объяснять им что-то часто бывает бесполезно. И Пэт уже взрослая, или всегда была взрослой? Она точно знает, как надо правильно думать и что надо правильно делать. И она всегда знала, что непонятного не бывает, и Джон все придумывает.

Весь вечер, лежа перед сном в кровати, и на следующее утро, Джонни думал о новом мальчике. Он очень хотел играть с ним и дружить. И у них с ним есть свой секрет. Надо только ему сказать.

Мама утром радостно сказала Джону и Патрисии, что миссис Лизбет родила мальчика, у нее теперь есть сыночек.

Мальчик увидел этого малыша в первый раз на руках у его родителей, когда они через несколько дней 5077приехали все вместе домой. Это был просто сверток из голубеньких одеял и лент. Такой маленький…

Джон решил, что он уже не будет теперь маленьким Джоном, потому что малыш, его друг, совсем маленький. Теперь он – старший.
Они пошли в гости к соседям, чтобы поздравить их с рождением малыша – так сказала мама. Джонни дождался, когда все взрослые соберутся за столом. И подошел к кроватке, в которой в ворохе пеленок лежал маленький человек. Малыш внимательно разглядывал Джона круглыми темными глазами.

1272462627_001— Привет! – тихонько сказал ему Джон, — Вот мы и опять встретились! Теперь тебя зовут Патрик. Я твой друг Джон, и буду помогать тебе. Я все тебе расскажу. Какой наш секрет – знаешь? Вот! Никто не умирает насовсем.

Малыш неумело улыбнулся ему… и подмигнул.

 

 

 

 

конкурс сайтов Никнейм warrior-spirit зарегистрирован!