Воин

Воин

ПРЕДИСЛОВИЕ

Я нашёл эти записи в старом архиве, когда собирал там материал для своей диссертации. Среди пыльных, рассыпающихся пергаментов очень выделялся странный материал, на котором они были сделаны.

Этот материал походил на плёнку, но очень прочную, по прочности напоминая металл. Но был он слишком гибок для металлического листа и слишком тонок. Способ записи тоже был неизвестен мне. Мой друг, специалист по мёртвым языкам, был потрясён, так как записи эти были на языке – прародителе всех существующих языков. Так и сказал мне старый профессор, вцепившись в гибкие голубоватые листы и прижимая их к груди нежно, как пылкий возлюбленный свою девушку.

— Майки, — говорил он мне, возбуждённо бегая по комнате, — это послание написано на языке, в котором основы всех совремённых языков. Из него вытекают все правила… это просто невероятно! Такого быть не может!

— Хорошо, Стив, я рад, что помог тебе в твоих исследованиях. Но что там написано? Меня интересуют исторические данные. Может ли быть там что-то, что я могу использовать в своей работе?

— Ох, Майк, думаю, что мы сможем перевести это, хотя бы основное содержание, хотя и не гарантирую. Слишком… ёмок, что ли, этот язык. Вот, видишь ты этот знак? — Стив показал мне на небольшой значок в углу страницы.

— Ну и что?

— Насколько я понял, он означает имя того, кто это написал, а также всю историю его жизни и как это письмо создавалось. Расшифровка одного только этого значка на любой существующий язык займёт как минимум несколько страниц текста. Невероятно!

— Здесь несколько листов. Сколько же займёт перевод?

— Не знаю. Но если я не ошибаюсь – по крайней мере, не очень ошибаюсь – то здесь может быть изложена вся история возникновения вселенной от начала до наших дней. Если, конечно, мы сильно не заблуждаемся и она не гораздо старше, чем принято считать.

Ивот после нескольких месяцевнапряжённой работы некоторое количество информации было расшифровано. Хотя Стиви говорит мне, что это только «верхняя часть айсберга» и что основная информация сокрыта ещё глубже,всё же то, что было переведено, показалось мне достаточным для публикации.

И хотя я историк, и моя профессия даёт мне право делать выводы и оценки — эти данные я оценить не смею. Они совершенно не соответствуют тому, что мы привыкли считать нашей историей. И в то же время это не похоже на выдумку – что-то говорит мне, что записи являются документальными.

Впрочем, я обещал не делать выводы.

Прошу моих читателей учесть трудности перевода – слишком сложно перевести чужие ощущения на язык человеческих понятий и в то же время сохранить эту другую точку зрения, так сильно непохожую на нашу.

Возможно также, что в каждой строке, которую вы читаете, заключено ещё несколько историй — по крайней мере, так утверждает профессор Стив.

Надеюсь, что эти записи покажутся вам интересными.

Майкл Нэвэ, профессор истории ***университета.

 

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Воин

Ч1.Воин-1-300x221Больше всего я не люблю ожидание. Потому что ожидание равно бездействию. Я чувствую, что всё потенциальное действие внутри меня сворачивается в тугую пружину, готовую развернуться и швырнуть вперёд моё тело.

Но сейчас приходится сдерживать желание действовать и ждать, потому что больше делать нечего. Негде даже особенно пошевелиться — нас в трюме слишком много. В этой тесноте мы постоянно задеваем друг друга, и слышен сухой скрип, когда конечности задевают за чужой хитин.

Остальные тоже не любят ждать – ведь мы не созданы для ожидания.

С самого первого момента, как себя помню, я постоянно что-то делал, куда-то бежал, боролся с другими молодыми, тренировался в лазании и борьбе.

На нашей чудесной, горячей планете энергия бьёт ключом. Наша звезда активна, и под её лучами просто невозможно не действовать. Ни единого мига покоя и бездействия, ни единой упущенной возможности действовать!

Позже, когда я немного подрос и хитин на моей груди затвердел достаточно, начались настоящие тренировки. Учились бежать строем, получать команды и выполнять их, анализировать противника и ситуации. Я всегда был одним из лучших, и я имел все основания гордиться собой. Особенно хорошо мне давались расчёты ситуаций и анализ противника.

Сейчас здесь, в корабле, все такие же молодые, как я. Это наш первый настоящий вылет. Тренировки закончены. Поэтому нетерпение особенно сильно.

Все мои шесть коленчатых ног с острыми когтями и руки с отличными зазубренными клешнями шевелятся и подрагивают. В трюме постоянно слышно поскрипывание и шелест. Интересно, скоро ли высадка?

Моя первая планета. Планета, где так много свободного пространства и наверняка есть противник, иначе нас бы туда не посылали. На безжизненных планетах нам нечего делать. Ведь мы – воины.

Долго длится полёт. Вся информация о планете, которой предстоит стать нашей, получена. Мне повезло, это хорошая планета. Правда, чересчур влажная и холодная, но там есть достойный противник и довольно развитая цивилизация. Я знаю, как выглядят и пахнут эти существа. Теперь я готов.

Ожидание подходит к концу. Тревожная вибрация заставляет меня напрячься, я чувствую, что все остальные тоже готовы к действию. Общим движением меня разворачивает к стенному экрану, на котором серо-голубые полосы постепенно сменяются неясным изображением. Что это? Лицо.

Странное чужое лицо с двумя маленькими глазами и маленьким отверстием внизу. Отверстие открывается. Оно что-то говорит. Воспринимаю.

«Добро пожаловать, друзья. Приветствую вас. Приходите с миром!»

Жаль. Неужели сопротивления не будет?

Мгновенная команда отца стаи: «Это военная хитрость! Не расслабляться! Высадка!»

Высадка! Высадка, десант, нашествие – как я люблю эти слова! Это —  действие, действие, бег, драка, захват, – это и есть жизнь!

Все мои сердца стучат в лихорадочном ритме, амортизационная жидкость мощным напором подаётся в суставы, готовые мгновенно и сильно распрямиться и бросить вперёд моё обтекаемое, покрытое чёрно-синим хитином, тело убийцы.

Ч2.Город2-300x184Общий поток выносит меня наружу, вместе с остальными я бегу по каменистой почве новой планеты. Почти бесшумно, с лёгким шорохом чёрно-синий поток сильных тел растекается от корабля.

Все мои рецепторы воспринимают и анализируют. Лёгкие запахи камней и земли – я могу анализировать состав пород по крупице пыли в воздухе, по оттенку цвета, даже по содроганию почвы под моими стремительно бегущими ногами.

Запах живых растений и бегущей воды доносится снизу, со дна глубокой расщелины. Я фокусирую свои глаза там – ничего интересного, так и есть – несколько кустов и трава по берегу горной речки.

Решаю бежать по этой стороне пропасти, так как перебираться на другой берег нецелесообразно. Я вижу-чувствую-слышу отклик брата по стае, бегущего по другой стороне расщелины. Хорошо.

Вдруг – как удар по всем чувствам! Я слышу странноватый, но ясный запах живого тела. Быстрее – туда!  Любопытство, интерес, долг – всё в этом чувстве. Это – цель.

Увеличиваю скорость бега, и почва под ногами размазывается даже для моих глаз. Запах сильнее. Он идёт со дна неглубокой впадины, с одной стороны – сплошная скала. Нет, не сплошная. Внутри неё – пустое пространство.

Возле отверстия в скальной стене вижу  живое существо. Странное. С виду совсем мягкое, как подземные существа моей планеты. Светло-розовое удлинённое тело с разветвлением внизу, два отростка сверху по бокам и небольшое круглое образование вверху. Глаз и лица не вижу.

Это животное. Оно передвигается, шевеля нижними конечностями. Довольно неуклюжее средство передвижения. Наверху, видимо, руки – мягкие, с мягкими же отростками на концах.

Ч1.Воин-2-261x300Существо поворачивается. Лицо то же, что на экране в корабле-матке. Резко изменился его запах. Существо дёрнулось, руки схватили осколок скалы и поднимаются выше.

Оно произносит какие-то звуки. Подключаюсь для восприятия.

—         Уходи прочь!  Это – бред! Этого не может быть!

Разумно, раз боится меня. Я горд, ведь меня следует бояться. Моё тело

создано вызывать страх врагов, это правильно. Я воин, убийца, и существо поняло это сразу. Хорошо. Приятно иметь дело с умным врагом — борьба интереснее.

Я отмахиваюсь от летящего в грудь обломка и замедляюсь, чтобы оно успело увидеть мои движения. Я радуюсь его страху. Хочу растянуть время боя, ведь существо явно имеет слабое, непрочное тело. Возможно, оно имеет какое-то оружие? Мне оружие не нужно, само моё тело является оружием. Но разумные существа с мягким телом обычно придумывают оружие для защиты.

Но это существо больше ничего не делает. Стоит и смотрит на меня. Запах изменился – что это, интерес? Очень необычно. Оно не потеряло разум при виде меня. Может быть, оно — воин?

Чувствую желание подойти ближе. Соскальзываю головой вперёд на дно ямы. Существо сначала вновь прижимается к стене, но сразу же делает движение вперёд, приблизиться.

—         Ты кто? Откуда ты, чудо? Понимаешь ли ты меня?

Понимаю, но ответить не могу. У нас не сохранилось настолько примитивного способа общения, и органов для звуковой речи у меня нет. Я испытываю желание приблизиться, прикоснуться к этому слабому телу, вызывающему у меня такой сильный интерес. Оно по-своему красиво – это не та жестокая, смертельная красота совершенного тела убийцы, а какая-то своя, мягкая, красота и целесообразность.

Я увидел его разум и понимаю его. Я слышу его эмоции. Я знаю, что он думает и ощущает. Я чувствую его красоту. Ярко-голубые глаза на слегка загорелом лице, развитые плечи, волосы цвета местной звезды.

—         Кто ты? Откуда ты пришёл? Я никогда не видел таких, как ты.

Конечно, не видел. Завоеватели впервые на этой планете, и мы никогда не приходим дважды. В этом просто нет необходимости.

Я протягиваю руку к его лицу, прикасаюсь к слабой шее. Миг – и голова катится вдоль стены, а из открытых артерий бьёт яркая кровь.

Но я не хотел этого! Я хотел лишь прикоснуться к нему, пообщаться с ним, узнать его лучше. Я не рассчитал своей силы.

Впервые я чувствую жалость и сочувствие к этому существу, к этому слабому телу. Довольно долго – несколько секунд – стою над ним в раздумье.

Такого со мной ещё не было. Вдруг я чувствую, что не прав в своей силе. Жалею, что моё тело слишком твёрдое для его тела, и что я нанёс ему вред. Мне хотелось бы пообщаться с ним подольше. Хотя это враг, а с врагами незачем общаться.

Впервые я чувствую нерешительность. Странное чувство и непривычное. Нерешительность. Не сразу решаю, что делать дальше. Но программа действий есть во мне, она определена и ясна – врагов нужно найти и уничтожить.

Я отворачиваюсь от окровавленных обломков чужого тела и бегу дальше.

 

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Город

Ч2.Город1-300x225Это, по-видимому, город. Обширное пространство огорожено высокими  белыми стенами, за стенами видны белые и золотые шпили, тонкие тёмные башни.

Я вижу, как со всех сторон на равнину к стенам города стекаются волны завоевателей. И я тоже начинаю спускаться вниз, к стенам города.

На каменистой равнине нет почти никакой растительности, только редкие корявые кусты и пыль. А за стенами есть зелень и вода – я это чувствую.

Жаль, что на этой планете слишком холодно, приходится тратить лишнюю энергию для разогрева жидкости в суставах. Хотя эта местность и находится в одном из самых жарких мест на планете.

Интересно всё же, есть ли у них какое-то оружие, кроме палок и камней? Вряд ли нас направили бы сюда, если б это было не так. Что ж, проверим.

Тёмная, сверкающая волна завоевателей подкатывает к самому основанию белых стен. И начинает наплывать вверх и вверх. Стены довольно высокие – пожалуй, сотня воинов должна встать в рост друг на друга, чтобы проникнуть в город.

Но всё это не важно. Нас слишком много, незачем экономить силы.

«Вперёд, вперёд! Быстро друг на друга, нужно проникнуть в город и взять его!» Я тороплюсь, рвусь вверх. Как хорошо! Моё тело работает во всю силу, во всю мощь моих суставов. Я чувствую радость боя, радость действия, радость движения к цели!

Я знаю, что я силён и способен, я ворвусь в город одним из первых!

Но где же хоть какое-то сопротивление? Пока что единственным препятствием на пути захватчиков были эти белые высокие стены.

Стремительно перебирая ногами, наступая на спины и головы других, я взбегаю на стену.

Где же противник?

Внизу вижу только чистые широкие улицы, блестят под светом звезды белые стены. Никого живого и никакого движения.

И вдруг что-то странное происходит с моими глазами. Предметы теряют чёткость, раздваиваются, расплываются. Я пробую перейти на другой режим видения, но и там начинается то же самое. В голове нарастает странное гудение, всё сильнее и сильнее.

Я в недоумении. Такого со мной ещё не было. Я не понимаю источника этого воздействия. Не понимаю, откуда оно идёт.

Моё тело становится непослушным, перестаёт подчиняться мне. Я с трудом понимаю, что мои ноги подгибаются – мои сильные послушные ноги, — и я падаю со стены вниз.

Я ещё успел удивиться.

А больше я ничего не успел. Потом была темнота.

 

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Пленник

Ч3.Пленник1-187x300Я знаю, что прошло какое-то время. Пытаюсь проанализировать, что с моим телом, где я нахожусь, что происходит вокруг. Что-то рецепторы мои мне не подчиняются. Не могу определить состояние своего тела, и это очень странно.

Наконец осознаю, что моё тело сжато со всех сторон твёрдым холодным камнем. Пытаюсь подняться на ноги и тут же понимаю, что они обломаны в разных местах, и амортизационная жидкость медленно вытекает из повреждённых суставов.

Рецепторы начинают передавать данные о всяких других повреждениях, и я осознаю, что это тело более не работоспособно.

И в тот же момент я вижу перед глазами странный пульсирующий свет. Свечение расширяется – и я расширяюсь вместе с ним, сужается – и я сужаюсь, становлюсь точкой.

Странные, чуждые мысли в моём сознании.

«Мы твои друзья. Мы тебя любим, мы хорошие существа. Ты причинил нам вред, но мы прощаем тебя. Мы готовы принять тебя и любить тебя. Будь нашим братом и испытай счастье любви человеческой».

Пульсация света продолжается, и я чувствую, что меня выдавливает из тела. Это происходит не по моей воле! Я ещё не решил, что пора покинуть это тело.

Странные, необычные ощущения. Я чувствую неуверенность и – страх?! Неужели я чувствую страх? Это новое для меня. Никогда ещё не ощущал этого, даже не думал, что воины могут чувствовать страх. Страх – это эмоция жертвы. Но я то воин! Теперь я близок к панике. Неужели я уже не воин? Ведь страх – это удел тех, кого победили, поверженного противника!

Я начинаю осознавать поражение. Но воспитание и подготовка воина не позволяют мне сдаться сразу. Я – воин, и я ещё не побеждён!

Я силой пытаюсь удержаться внутри тела и рассмотреть, что же происходит вокруг, увидеть ещё что-то, кроме этого света.

С трудом, на грани возможностей зрения, различаю существ неподалёку от себя. Их двое. Один одет в белые одежды, волосы его тоже белые. Второй с золотыми волосами, явно моложе. Оба стоят на широких каменных ступенях прямо передо мной.

Слева ещё люди, и какое-то странное приспособление. Я чувствую, что свет исходит оттуда. А говорит со мной явно этот седой жрец.

«Перестань сопротивляться, мы хотим тебе добра. Твоё тело умирает, ты ничего не можешь с этим поделать. Ты побеждён сейчас. Но  мы предлагаем тебе новую возможность. Смирись и стань одним из нас, стань нашим братом. Мы тебя любим. Испытай счастье и любовь».

Я не хочу подчиняться чужой силе! Я готов покинуть своё покалеченное тело, но только по своей воле! И это должно случиться не здесь!

Но гнев мой бессилен. Меня продолжает выдавливать прочь из коченеющего тела. Странное гипнотизирующее излучение продолжает впиваться в мозг, и я не могу закрыть глаза, чтобы его не видеть.

«Ты побеждён. Побеждён. Это позор. Какой смысл отрицать это? Ты можешь всё забыть, забыть своё поражение. Ты будешь одним из нас. Будешь жить одной жизнью с нами. Ты опять будешь счастлив».

Я устал бороться. Я не вижу уже в этом смысла. Я чувствую, что запутался.

Справа в поле моего зрения оказывается ещё одно существо, грязное, без одежды, со спутанной гривой, метущей по его голой спине. С ним что-то не так, оно чем-то отличается от остальных. Просто это – самка. Я вспомнил, что эти существа размножаются странным способом.

Самку подталкивают вперёд двое других существ, с белой одеждой в нижней части туловища. Она что-то прижимает к груди, горбится над этим, как будто прячет. Её толкают на колени перед седоволосым жрецом. Она затравленно озирается и скалит зубы. Как неразумное животное. Я не вижу в ней следов разумности, может быть, самок держат только для размножения.

Жрец повелительно поводит рукой, и она кладёт на ступеньку перед ним маленькое, грязно-розовое тельце. Оно корчится, судорожно дёргает конечностями и разевает рот.

«Забудь всё. Будь нашим сыном, нашим братом. Мы тебя любим, ты будешь здесь в безопасности. Перестань Ч3.Пленник2-300x240
сопротивляться. Будь нашим братом».

Я чувствую, что меня выносит из тела. Одно мгновение я вижу своё тело, огромное, искалеченное, с нелепо торчащими из каменного ящика обломками конечностей. Потом меня быстро затягивает в то, маленькое, тело.

Я испытываю даже какое-то странное облегчение, оттого, что мне не надо больше бороться, я ничего не могу больше сделать. И оттого, что всё это, наконец, закончится. И я перестаю сопротивляться. Совсем.

«Мы тебя любим. Будь нашим братом».

— Уа-а-а! Уа-а-а-а!

 

ЧАСТЬ ЧЕТВЁРТАЯ

Враг

Ч4.Враг-копия-300x246Сколько себя помню, моё племя постоянно бежит, спасаясь от беспощадного Врага.

Сначала, пока не умел ходить, я путешествовал на спине у женщины. Потом, как стал постарше, ковылял вместе с остальными, цепляясь за юбку матери. Всё вперёд и вперёд, по пыльным дорогам долин, через холодные, заснеженные перевалы. Зимой и летом, в холод, и дождь, и жару.

Сначала я не задумывался над тем, почему мы бежим. Страх был привычен мне, он пронизывал каждое движение, каждое слово людей. Он был в самом воздухе, которым мы дышим, в каждом куске пищи, которую мы съедали.

Потом, когда стал постарше, я стал понимать причину этого страха. Враг преследовал нас. Поэтому мы нигде не останавливались надолго. Враг был быстр, и, как говорили жрецы, беспощаден.

Но я не видел его ни разу.

Я не знаю другой жизни. Дневной переход, потом ночёвка. Надо собрать хвороста, чтобы женщины могли разжечь огонь. Мужчины племени принесут добычу, которую им удалось подстрелить во время дневного перехода.

Мы поедим, посидим у тёплого костра. Потом будем спать, завернувшись в шкуры и одеяла. А наутро – опять в путь.

И так всегда. Нам нельзя останавливаться.

«Однажды Высшие Силы прогневались на людей и наслали на них страшного Врага. Никто не знает, откуда он пришёл. Враг этот беспощаден, жесток и неуязвим. Он возвышается над человеком, как дерево. Никто не может победить его. Огромными полчищами заполонил он все плодородные долины, разрушил города, уничтожил скот и людей. Разорил посёлки, вытоптал посевы и пастбища. И никто не смог одержать над ним верх. Спасаясь, люди ушли в горы и недоступные горные долины. Но и там Враг преследовал их, настигал и уничтожал. И не было нигде спасения. Людям оставалось только бежать и бежать».

Вот и сегодня, когда всё племя остановилось на ночлег, я пошёл за хворостом. Поблизости от стоянки ничего подходящего не было, и я пошёл вниз по склону. Спуск был крут, и я пару раз чуть не сорвался вниз. Потом я набрёл на площадку, откуда открывался прекрасный вид на долину, из которой мы ушли. Я сел на краю и стал смотреть вниз.

Пространство внизу было большим и тёмным, солнце освещало уже только вершины гор. Тёплый ветер слегка шелестел в траве. Снизу наплывали сладкие запахи перегретой травы и земли.

И опять, как часто бывало в свободные минуты, мои мысли занимали неразрешимые вопросы. Почему мы бежим? Кто такой Враг, откуда он взялся и почему преследует нас? Жрецы говорят, что это наказание Высших Сил за наши грехи…

Но мужчина, который был моим отцом, говорил, что раньше мы жили в городах, у нас были большие красивые дома, богатые пастбища, много скота. Учёные постигали законы жизни и записывали свои открытия в толстых книгах. Художники рисовали картины, а музыканты играли песни, услаждающие слух и дающие радость душе. Иногда отец доставал маленький инструмент, состоящий из палочек и жил, и извлекал из него звуки, которые заставляли моё сердце сжиматься от непонятной тоски. Он говорил, что раньше нам не надо было бежать. Никто не испытывал страха, люди жили спокойно, растили детей, хлеб и скот.

Я знаю, что наши воины сильны, и никакой зверь, даже огромный пещерный лев, не мог устоять перед копьями охотников. Звери давно уже признали преимущество людей, и любой хищник с уважением уступал нам дорогу. Даже ребёнок, встретивший огромную кошку на тропе, мог прикрикнуть на неё, и та убиралась с дороги. Нам не было врагов в нашем мире. Кроме Врага.

—          Мальчик, ты где? Пора разжигать огонь! – голос матери оторвал меня от раздумий. Пора возвращаться.

Я был сыт. Я снова сидел у огня и смотрел на мужчин и женщин племени, плясавших в кругу света. Красивые, сильные, гибкие тела освещали красноватые языки пламени. Только сейчас страх отпустил их. Люди веселились, как будто не было изматывающего дневного перехода. Я знал, что позже, наплясавшись, молодые мужчины и женщины разойдутся парами, и из окружающих лагерь кустов будут раздаваться шорохи и стоны. Племени требовались новые воины.

Старый жрец собрал вокруг себя детей, которые вышли из неразумного возраста. Он будет рассказывать историю появления Врага, будет учить молодёжь законам племени.

Я сидел, глядел на огоньки в тёмном небе и думал:  что там, наверху? Почему меня так тянет смотреть туда? Почему мне кажется родным это небо? И почему-то мне кажется, что эти огоньки – не просто огни костров небесных охотников. Только знаю я слишком мало. Кто ответит на мои вопросы?

Жрец часто ругал меня за то, что я мечтаю, вместо того, чтобы жить, как все люди – заботиться о племени, думать о том, как выжить.

А мне это почему-то скучно. Хочется чего-то нового, необычного. Иногда мне снится сон, что я лечу в тёмном небе, и эти маленькие огоньки становятся огромными огненными шарами, проплывающими мимо. И в этом сне я чувствую себя на своём месте, и ещё я чувствую себя могущественным и жестоким.

Сегодня мне пришла в голову мысль, что неплохо бы посмотреть на Врага. Я хочу увидеть его своими глазами и получить ответ, по крайней мере, на один вопрос. А то вопросы скоро разорвут меня на части.

Всё, решено. Сегодня я уйду из племени и вернусь вниз, в долину. Найду Врага и узнаю, что это такое.

Я не испытывал страха. Я чувствовал только любопытство и гордость своей смелостью.

 

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Предатель

Под утро, отойдя на достаточное расстояние, я решил устроить привал. Я сидел на полпути вниз, в долину. Немного отдохну и пойду дальше.

Солнце окрасило вершины скал оранжевым тёплым светом. Заверещали пичуги в скалах, им откликнулись голоса снизу, из долины. Внизу ещё было темно, но мелкая живность уже просыпалась, песнями приветствуя новое утро.

Я пошёл вниз, меня переполняли радость и предчувствие открытий. Наконец-то я делал то, что я хотел, шёл своей дорогой. Почему-то меня абсолютно не волновало расставание с родным племенем. Впереди были все ответы на мои вопросы – я это чувствовал!

Спускаясь со склона в долину в середине дня, я заметил вдалеке, под прямыми лучами солнца, какой-то движущийся блик. Как будто большой выход слюды, только он двигался. Меня это заинтересовало, но не встревожило.

Заночевал я уже в долине. Просто улёгся в траву – животных я не боялся. Замёрзнуть ночью я тоже не боялся – в долине было тепло.

Наутро, проснувшись, я позавтракал тем, что прихватил с собой из племени. Настроение было приподнятое, я чувствовал себя полным сил и энергии.

Долина была покрыта невысокими пологими холмами, поросшими густой зелёной травой. Поднимаясь на склон одного холма, я не видел, что находится с другой стороны.

То, что внезапно возникло передо мной, не могло быть чем-то реальным. Это не могло быть живым существом – и, тем не менее, оно было им.

Огромное, блестящее, тёмное тело покрыто шипами и гребнями, страшные когтистые лапы с острыми, как ножи, крючьями на концах. Оно возникло передо мной неожиданно и бесшумно, как сон, полностью выбив меня из реальности. Оно не могло принадлежать этому миру, это было что-то чуждое и ужасное.

Как в ночном кошмаре, я видел, как медленно сгибаются длинные ноги, опуская вниз огромное тело. Голова с блестящими многочисленными глазами оказалась на одном уровне с моим лицом. Ужас, что я пережил, чуть ли не заставил остановиться моё сердце. Я точно знал, что погиб, потому что это и был Враг – ничем другим это создание быть не могло.

Оно медлило почему-то, не спешило убить меня. И вдруг поток чужих мыслей ворвался в моё сознание, заставляя меня корчиться от ощущений, так сильно не свойственных мне и непривычных. Как будто голова моя взорвалась изнутри, и новые понятия сделали мир вокруг меня огромным, ясным и страшным.

«Брат по стае, мы нашли тебя. Мы нашли твоё тело давно. Скоро планета станет нашей, как и должно быть. Возвращайся, оставь это тело».

Я вспомнил. Я знаю теперь, кто я. Вернее, кем я был раньше. Но страх, который я так часто испытывал, не мог испытать истинный воин. И жить с этим знанием, в племени врагов моего племени, или вернуться в племя моих врагов – я не мог разрешить это противоречие.

Ч5.Предатель-223x300Я испытывал страх, страх потерять это тело, страх вернуться.

Я бежал, и никто не гнался за мной. Я бежал от себя, но знал, что бежать от себя бесполезно. Я чувствовал себя предателем – дважды. Это были мои братья по стае, с которыми я вырос. И это было моё племя, которое заботилось обо мне, и вместе с которым я убегал от Врага – от себя?

Я не смог разрешить это противоречие. Кто бы смог?

4 комментария: Воин

  • Евгений говорит:

    Творчество! Молодец! :)

  • Валерий Алексеев говорит:

    Я рад, что вы пишите! Согласен с предыдущим автором, творчество это восхитительно! Успехов!

  • Саша Суздаль говорит:

    Мне понравилось !!!
    Это, в общем-то, о нас !!!
    Мы сами себе и насекомые и люди !!! И сами себя уничтожаем !!!
    Приятно познакомиться!!!
    Хи )))

  • Таяна говорит:

    Здесь явно не хватает продолжения и есть начало большой книги! Я бы такую с удовольствием прочла, да не один раз, как и этот ёмкий рассказ. Благодарю! Очень интересно и познавательно! Удачи и вдохновения в вашем творчестве!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

конкурс сайтов Никнейм warrior-spirit зарегистрирован!